Хождение за три океана

В XVI столетии от Рождества Христова Земля считалась плоской и расположенной в центре Вселенной. Однако в наиболее светлых головах возникали мысли, что, если выйти на корабле из какой-то точки и двигаться строго на запад или восток, то можно вернуться в эту точку, но с другой стороны. И всё потому, что Земля — шар. Именно такой план путешествия к сказочно богатым Молуккским островам вынашивал португальский дворянин Фернео да Магальяйнш, более известный нам как Фернандо Магеллан…

План Магеллана обойти вокруг земного шара был сопряжён с огромным риском, поэтому членов экспедиции считали смертниками. В те времена о морях ходили разные страшные слухи — о морских змеях, которым ничего не стоит раздавить корабль; что на краю реки — Океана есть водоворот Мальстрем, избежать которого практически невозможно; о том, что море залито клеем: корабль попадает в такую ловушку и судьба его печальна.

Магеллан верил в эти рассказы, но всё равно он мечтал выйти в опасный путь на запад и прибыть в ту же гавань с востока. Сказочные богатства островов пряностей навсегда овладели его душой!

Жажда новых земель

Всё могло бы сложиться иначе, если бы у португальского дворянина Фернео да Магальяйнша и тогдашнего короля Португалии Мануэля сложились хорошие отношения. Но несговорчивый, гордый, строптивый, упрямый моряк Магальяйнш не желал согласовывать с королём свои действия. Хотя своим образованием и положением в обществе он был обязан королю, но не возомнившему себя вторым Энрике Мореплавателем Мануэлю, а его отцу, возвысившему родовитого, но небогатого отца Фернео, даровав тому должность алькальда, а самому Фернео звание пажа. С отрочества и до двадцати лет Фернео жил и учился при дворе португальских королей. Он освоил математику, географию, астрономию и множество других наук, поскольку был юношей вдумчивым и жадным до знаний. В мечтах он видел себя капитаном, ведущим эскадру кораблей к неизведанным странам. И как только возникла возможность, он испросил разрешения служить в королевском флоте. С 1505 по 1515 год Магальяйнш честно сражался с врагами Португалии и плавал в самых разных водах, прошёл путь от рядового до капитана. Но служба у него не задалась: Магальяйнш был честен и прямолинеен, не умел ловчить и льстить. Не мудрено, что скоро он попал в немилость к Мануэлю. В морских походах этот честный служака сдружился с таким же своевольным капитаном Франсишко Сирраном. Оба они — Фернео и Франсишко — были убеждены в шарообразности Земли, и в их головах родился план достичь Молуккских островов (путь к которым преграждали враждебные испанские корабли), проплыв через пролив, прошивающий насквозь Южную Америку. Португальский король над планом этого Магальяйнша только смеялся: дурак он, что ли, выделять средства на обречённое морское предприятие?

Тогда Магальяйнш испросил разрешения перейти на службу к другому королю. Португальский властитель не возражал. Так Португалия потеряла, а Испания приобрела географическое открытие мирового масштаба.

Всё на карту!

После пересечения границы он сменил своё имя на испанское — так вместо Фернео да Магальяйнша на свет появился испанский дворянин Эрнандо (Фернандо) Магеллан. Кроме того, Магеллан крепко подружился с семейством португальского моряка Диого Барбозы, давно переселившегося в Испанию и получившего должность коменданта крепости Алькасар. На его дочери Беатрише Эрнандо женился, а с его сыном отправился в кругосветное путешествие. Там же, в Испании, он привлёк на свою сторону ещё нескольких влиятельных особ.

22 мая 1518 года между Магелланом и Фалейрой (его компаньоном) с одной стороны и королём Испании с другой был заключён договор, по которому оба морехода получали передаваемые по наследству звания наместников всех земель и островов, которые будут ими открыты во время плавания, и двадцатую часть доходов от этих новых земель.

Летописец кругосветного путешествия Магеллана рыцарь Антонио Пигафетта оставил после себя целую книгу, посвящённую Магеллану, которого он считал великим человеком и мореходом. Пигафетта рассказывал: «Магеллан привёз с собой великолепно раскрашенный глобус, на нём были изображены все побережья, и только места около пролива оставались умышленно не раскрашенными — единственно затем, чтобы никто не похитил его тайну».

Чтобы закрасить эти места, Магеллану пришлось пожертвовать жизнью.

Армада выходит в море

В плавание к Молуккским островам отправилось пять небольших, но достаточно крепких кораблей. Без особых приключений они достигли Канарских островов, запаслись там водой и дровами и двинулись на юг, к экватору.

После пересечения экватора флотилия повернула на запад, в Бразилию. Дальнейшее движение армады связано с поиском сквозного прохода: за него принимали заливы и полноводные реки, которых в здешних местах немало. Одну из таких рек путешественники посчитали желанным проливом, вошли в него и плыли несколько дней, пока не убедились, что это всего лишь река.

Разочарование было велико — моряки роптали, капитаны хотели вернуться домой, но Магеллан, невзирая на недовольство команды, приказал следовать на юг.

Они уже вошли в зону холода, видели впереди голые берега и пингвинов, а вожделенного пролива всё не было. Тогда Магеллан приказал войти в бухту Сан-Хулиан, там экспедиция в течение пяти месяцев пережидала зимние холода. Оказавшись на берегу, команда подняла мятеж, но Магеллан быстро и решительно его подавил.

Весной экспедиция продолжила свой путь на юг. Им удалось встретиться на берегу с невиданным ранее племенем очень высоких людей, которых они назвали патагонцами. Мореплаватели хитростью заманили парочку патагонцев к себе на борт и заставили их плыть вместе с ними — Магеллан рассчитывал преподнести их в дар королю.

В октябре 1520 года корабли вошли в узкий обледеневший проход, похожий на норвежский фьорд. Плавание оказалось очень трудным -здесь было много мелей, пролив часто разбивался на рукава, но в конечном итоге он вывел их в океан — тот, который вскоре получил имя Тихого.

Тихий океан оказался огромным и пустынным, за три с половиной месяца пути было съедено всё, включая кожаную обшивку и крыс. Командой овладело отчаяние, когда 15 марта 1520 года флотилия подошла к красивым островам, которые испанцы назвали Филиппинскими.

Здесь мореплавателей ждала ещё одна беда. Магеллан подчинил себе правителя острова Себу, который с радостью принял христианство. Но взамен туземный вождь попросил гостей помочь ему в войне с дикими племенами, живущими на острове Матан. Закованные в латы испанцы вооружились мушкетами. Они рассчитывали легко победить туземцев, но не рассчитали своих сил. Туземцы забросали их копьями, и если бы не Магеллан, который прикрывал отход, туземцы убили бы всех. А так погиб только Магеллан. Команда даже не смогла отбить тело своего предводителя.

По дороге обратно испанцам пришлось ещё хуже, так как вокруг были базы португальцев, они не могли пристать к берегу, опасаясь, что конкуренты их убьют. В результате моряки мёрли, как мухи, и до Испании добралась только «Виктория» с грузом пряностей и измождёнными моряками в количестве 18 человек.

Цена сделанных открытий была очень высокой. Но они того стоили.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s