Вслед за Моцартом (часть 2)

В МЮНХЕН И ВЕНУ

Профессиональный музыкант Леопольд Моцарт с удивлением прислушивался к тому, как в детских музыкальных опытах Вольфганга всё яснее и очевиднее проглядывает удивительный музыкальный дар. И вскоре он понимает, что его сыну ниспослан свыше великий дар.

«Самое большое чудо природы нынешнего столетия не должно затеряться в зальцбургских закоулках; мой долг состоит в том, чтобы показать миру чудо Создателя», — прозорливо записывает в дневнике отец. Как только Вольфгангу исполнилось шесть, а его сестре одиннадцать лет, отец решил навсегда расстаться с захолустным городком и отправиться с детьми в большую Европу.

Первая поездка в середине января 1762 г. привела их в Мюнхен, где они провели три недели и добились того, что дети выступили перед курфюрстом Максимилианом III Иосифом в его городской резиденции.

Здесь Моцарт впервые услышал итальянскую музыку. Композитор посетит Мюнхен ещё семь раз. Большой успех вдохновил отца отправиться 6 октября того же года в Вену.

Из Вены отец вскоре сообщил своей супруге о первых выступлениях. Он неожиданно быстро добился и своей основной цели — быть принятым при дворе. Почти все члены императорской семьи были очень музыкальны и восхищались семьёй Моцартов. Уже 13 октября 1762 г. отец смог представить своих детей во дворце Шёнбрунн, к тому же в узком семейном кругу, о чём написал жене: «Особое удивление вызвал мальчик, и я не знаю никого, кто бы ни сказал, что его игра просто непостижима». Императорская чета и принцессы отнеслись к семье почти по-дружески, и маленький Вольферль чувствовал себя в их окружении как дома. Сам император просил ребёнка показывать некоторые «хитрости», например, играть одним пальцем или играть «вслепую» — на прикрытой клавиатуре. Сколь радостно откликался последний на все шутки, столь серьёзным становился он, когда наставала пора музицировать по-настоящему. Во всём остальном он был обычным ребёнком, со всеми проказами малыша, и очаровывал благородное общество своими детскими проделками. «Все дамы были влюблены в мальчугана и состязались за право пригласить юного музыканта участвовать в светских раутах. Вскоре появились и некоторые финансовые успехи. Болезнь ребёнка прервала это счастье общения, но мальчик быстро поправился от скарлатины, и они вернулись домой в Зальцбург в первые дни нового 1763 года», — писал биограф Моцарта Карл Шторк. Навсегда запомнилось: маленький виртуоз поскользнулся на гладком паркете зеркального зала, и принцесса Мария Антония помогает мальчику подняться на ноги. «Вы очень добры, я женюсь на вас!» — восклицает сияющий Моцарт. Мария Терезия спрашивает, почему же он хочет жениться на эрцгерцогине, и мальчуган отвечает: «Из благодарности. Она добра ко мне». Затем малыш садится на колени к императрице и сердца правящей семьи окончательно были покорены.

С КОНЦЕРТАМИ — В ПАРИЖ И ЛОНДОН

Взбудораженные приёмом при венском дворе, родители вскоре после возвращения домой решили показать своих «чудо-детей» другим европейским столицам — Парижу и Лондону. В Париже билось сердце европейской культуры, а Лондон являлся столицей восходящей мировой державы. Если на берегах Сены и Темзы удастся повторить успех, достигнутый на Дунае, можно надеяться, что со временем и весь мир будет с восхищением повторять имя Моцарта, размышлял предприимчивый отец. Разумеется, путь предстоял более дальний и трудный, чем в Вену, и таил немало самых разных неожиданностей.

9 июня 1763 г. вся семья отправилась в путь. Уже на следующий день в Вассербурге-на-Инне, что находится в 65 км к северо-западу от Зальцбурга, карета сломалась, что вынудило путешественников задержаться на один день и кроме прочих достопримечательностей осмотреть мельницу с колесом. «Вот наши последние новости, — пишет жене о посещении кирхи отец, — чтобы скоротать время, мы подошли к органу, и я объяснил Вольферлю действие педали, после чего он сразу же, не сходя с места, всё правильно повторил, подвинул скамеечку и сыграл, нажимая на педали, да так, словно упражнялся в этом многие месяцы. Все были потрясены, и это есть новая Божья милость, которая ниспосылается многим только после долгих стараний». Останавливалась семья Моцартов в основном в роскошных княжеских дворцах: они побывали во дворцах Нимфенбург, Людвигсбург, Шветцинген, добрались на купеческом судне в августе из Майнца во Франкфурт, далее в Кобленц, Аахен и Брюссель, бывший в то время столицей Австрийских Нидерландов. После длительного пребывания в Брюсселе 18 ноября 1763 г. они наконец добрались до Парижа, где были радушно приняты в доме баварского посланника графа Эйка, прожив в Париже с перерывом до апреля следующего года. Подробнейший дневник Леопольда повествует о пребывании Моцартов при дворе, где постаревшая мадам Помпадур пугалась даже поцелуев мальчика, но члены королевской семьи относились к нему более чем дружелюбно. С королевским домом соревновались знатные семьи, и наконец было получено обычно с трудом выдаваемое разрешение на проведение двух больших публичных концертов. Успех превзошёл самые дерзновенные ожидания.

10 марта 1764 г. дети дали первый публичный концерт в театре мсье Феликса, а 9 апреля — второй. «Истинные чудеса случаются слишком редко, чтобы о них не рассказывать, если вдруг выпало счастье столкнуться с подобным. Зальцбургский капельмейстер по имени Моцарт только что прибыл сюда с двумя совершенно чудными детьми…» — написал Фридрих Мельхиор Гримм о приезде семьи Моцартов в Париж в своей книге «Литературная корреспонденция».

На следующий день они отправились из Парижа в Лондон, куда добрались через двенадцать дней, преодолев 32 почтовые станции до Кале, и затем 5—6 часов плыли через Ла-Манш до Дувра. Из Дувра почтовая карета быстро домчала их до Лондона, куда они прибыли 23 апреля, преодолев 70 английских, или 16 немецких, миль.

Первую ночь семья провела в отеле «Белый медведь», а затем переехала на съёмную квартиру у Трафальгарского сквера. Здесь, в Лондоне, условия сложились для Моцартов особенно благоприятно, поскольку как сам король Георг III, бывший страстным почитателем Генделя, так и королева Софи Шарлотта были очень музыкальны и, будучи членами ганноверского императорского дома, особенно благосклонно относились к немецким музыкантам. Среди друзей, приобретённых Моцартами в Лондоне, был и Иоганн Кристиан, младший сын Иоганна Себастьяна Баха, прозванный «миланцем» или «английским Бахом».

5 июня, на следующий день после дня рождения короля, Моцарты дали свой первый публичный концерт, увенчавшийся не только блестящим успехом, но и получением приличной суммы денег—более 100 гиней (на одну гинею можно было купить 10 кг хорошего масла или оплатить 12 часов уроков французского языка).

Вскоре после этого отец заболел сильной ангиной, поэтому семья переехала за город, в Челси, откуда 25 сентября снова приехали в Лондон. Этот вынужденный досуг вылился в написание мальчиком его первой симфонии.

24 июля 1765 г. семейство покинуло Лондон, а 1 августа и Англию.

Следующей их целью стали Нидерланды. Однако после приезда сюда 5 августа и размещения в «Отеле де Бурбон» Вольфганг и Леопольд заболели и вынуждены были четыре недели провести в постели. Ещё хуже складывались дела после приезда в Гаагу 10 сентября: Наннерль заболела столь тяжёлой формой тифа, что над ней совершают помазание. Всё это время семья живёт сначала в отеле, а затем на квартире одного добросердечного часовщика по имени Эскес.

«Болезнь моих детей опечалила не только нас, но и всех наших друзей… Однако кто мои здешние друзья, сообщить не могу, потому что это могли бы счесть за бахвальство…» — пишет Леопольд Моцарт Хагенауэру 12 декабря 1765 г.

Едва дочь пошла на поправку, поднялась температура у Вольферля — его жизнь висела буквально на волоске. В течение четырёх месяцев, по январь 1766 г., семья не могла продолжить поездку. Но вот тяжёлые времена остались позади, и Моцарты, дав концерт в Гааге и побывав в Амстердаме, где жили в отеле «У золотого льва», снова приехали в Париж1, а затем через Дижон, Бёрн, Цюрих, Донауэшинген, Ульм и Мюнхен возвратились в конце ноября 1766 года в Зальцбург, после более чем трёх лет странствий.

Однако пребывание на родине длилось недолго: скоро брату и сестре должно было исполниться 11 и 15 лет, и оставалось совсем немного времени на представление их публике как чудо-детей. Поэтому уже осенью 1767 г. чемоданы были снова собраны в дорогу.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s