Вслед за Моцартом (часть 1)

В маленькой почтовой карете, медленно движущейся подлинной, извилистой дороге в Мюнхен, было неуютно и зябко. Из всех щелей дул холодный ветер альпийских предгорий Тоненький сюртучок на шестилетнем мальчугане совсем его не грел. Холодно и грязно в комнатушках для ночлега на почтовых станциях. Проституция, игра в карты и воровство здесь обычное дело.

Отныне Вольфганг будет мёрзнуть всегда и везде — и в жарко натопленных залах имперской Вены, и на солнечных зелёных лужайках Версаля, и в каменных покоях баварских замков.

На дорогу до Мюнхена в те времена уходило два дня (сегодня на фирменном поезде «Моцарт» мы преодолеваем это расстояние за 90 минут). Дистанция между двумя «этапами» — почтовыми станциями — около 25 км, средняя скорость от 5 до 7,5 км/ч, то есть от этапа до этапа — 3,5-4,5 часа. Смена лошадей на станции занимала около часа-двух. А Моцарт любил путешествовать! Подсчитано: из 13 577 дней жизни 3700 дней он провёл в поездках, то есть 10 лет 2 месяца и 8 дней (прожил же всего 35 лет 10 месяцев и 9 дней). Треть жизни в дороге! 200 местечек и городов.

«Без поездок скучно жить» — это из письма Леопольду Моцарту в 1778 г. из Парижа. В том же году он писал отцу: «Человек со средним талантом так и остаётся средним, ездит он или нет. А вот человек с выдающимися способностями, к каковым я себя хоть немного могу причислить, таковым не останется, если всё время будет оставаться на месте…» Когда в конце 1766 г. семья Моцартов вернулась из большого турне по Европе в Зальцбург, бенедиктинский пастор Беда Хюбнер занёс в свой дневник: «Если это семейство не остановить, то скоро они объездят всю Скандинавию, всю Россию и даже, может быть, весь Китай!» Однако именно в эти места наши знаменитые зальцбургцы (Моцарт с отцом, сестрой и матерью) как раз никогда и не ездили…

ВУНДЕРКИНД ПОЯВИЛСЯ НА СВЕТ

Неподалёку от границы с Баварией, как бы протиснувшись между крутыми холмами, разрезанный надвое быстрой горной рекой, расположился Зальцбург, Мекка поклонников великого композитора. На протяжении столетий тут, в тени крепостей и летних резиденций знати, между церковными постройками и жилыми домами и возник созданный в основном итальянскими и австрийскими зодчими «Немецкий Рим»: площадь Рециденцплац и собор, крепость Хоэнзальцбург и замок Мирабель, бенедиктинский монастырь Св. Петра и университет. А между ними пролегают кварталы высоких бюргерских домов с их коваными знаками гильдии ремесленников и нарядными уличными витринами торговцев. В одном из таких кварталов на улице Гетрайдегассе проживала семья Леопольда Моцарта— придворного композитора его сиятельства великого князя…

27 января 1756 г. супруга Леопольда госпожа Анна Мария Пертль лежала в спальне на третьем этаже в предродовых схватках. Уже в седьмой раз Господь посылает ей ребёнка, но в живых осталась пока лишь одна дочь Наннерль, которой к моменту рождения юного Моцарта было пять лет. Около восьми часов вечера у Анны Марии родился мальчик. При этом измученная роженица чуть было не рассталась с жизнью, но теперь все заботы были отданы крохе, лежащей у неё на груди. На следующее утро после родов отец попросил окрестить ребёнка: никогда не знаешь, чем всё обернётся на этот раз. Мальчика назвали Иоганном Хризостомом Вольфгангом и вдобавок Теофилом в честь крёстного— Иоганна Теофила Пергмайра, советника и коммерсанта.

Однако вскоре его станут называть Амадей или иногда Амаде. Запись в метрической книге содержитего имя на латыни: Johannes Chrysostomus Wolfgangus Theophilus Mozart. Сам Моцарт предпочитал, чтобы его называли просто Вольфганг. Постепенно в дом вернулись размеренные будни: малыш стал расти, хотя рос «маленьким, тощим и бледным», как рассказывала спустя многие годы его сестра.

В доме ИЛ. Хагенауэра на Гетрайдегассе, хозяина дома и друга семьи Моцартов, царит радостная жизнь, полная мелодий. Музыка становится первым, с чем сталкивается маленький Вольферль (так называл его отец). Отец так прекрасно играет на скрипке, да ещё и на клавире — тут любому захочется понажимать на клавиши. В доме вскоре замечают необычайную музыкальную одарённость Вольфганга. Он радуется, когда ему удаётся извлечь из клавира благозвучные терции, затем он пробует создать первые звуковые ряды и мелодии, а уже в три года наизусть запоминает небольшие этюды и вполне осмысленно следит за музыкальными уроками, которые отец даёт сестре. Ещё не зная толком ноты, мальчик в четыре года, к изумлению отца, нацарапывал на бумаге концерт для клавира.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s